Страхи трудоустройства

Сила в нежности

Любой из нас хотя бы раз в жизни устраивался на работу. Процесс, нужно сказать, сам по для себя стрессовый, но находить работу во время кризиса — реальный ужас. Работодатели, ошалевшие от количества соискателей, предъявляют всё более жёсткие требования за всё наименьшие заработной платы.

«Найти работу за месяц» — с этого редакционного задания начались мои хождения по мукам. «Трудоустраиваться» я решила по специальности, что, во-1-х, давало возможность использовать своё истинное резюме, а во-2-х, позволяло правильно оценивать требования работодателей и уверенно ощущать себя на собеседованиях. Но в этом были и свои минусы. Избранная для поиска работы ветвь — СМИ/связи с общественностью — серьёзно пострадала во время кризиса и, как выяснилось, не успела отправиться. К тому же ради опыта я не стала публиковать своё резюме в открытом доступе.

Итак, на бескрайних просторах веба я принялась находить подходящую работу. Раз в неделю на столичном рынке труда возникало более 100 новых вакансий моей специализации, но только 10-15% из их соответствовали моим представлениям о достойной работе. Еще 10-15% предложений можно было систематизировать как «нормальные»: на безрыбье, как говорится, особо выбирать не приходится.

На 100 вакансий по-настоящему стоящих предложений приходилось одно, в наилучшем случае — два. Очевидно, у каждого свои аспекты оценки, я ориентировалась на последующие характеристики:

• содержание работы (достойные внимания задачки)
• возможность проф развития (убеждена: работу необходимо выбирать «на вырост» — так, чтоб было куда расти и ради чего совершенствоваться)
• адекватная компенсация.

Но для чистоты опыта размер заработной платы не достаточно учитывался кроме случаев «работа за еду».

Безответные резюме

Моя стратегия поиска работы была последующей: раз в день я мониторила все большие работные веб-сайты и просматривала спец порталы. В целом в месяц я выслала резюме на 40 вакансий. К каждому отклику на вакансию прилагалось сопроводительное письмо, из которого следовало, что я не только лишь кропотливо исследовала требования, но ознакомилась со специфичностью компании. Кроме нескромного описания собственных возможностей и достижений в резюме я старательно направляла внимание нанимателей на свое большущее желание работать и без зазрения совести обещала достигнуть потрясающих результатов в очень недлинные сроки.

Из 40 работодателей только 15 просмотрели резюме. Практически половина откликов (37%) остались не обработанными! Не знаю, кто занимается подбором персонала в этих 25 компаниях, но им следовало бы знать: чтоб отыскать спеца, необходимо хотя бы читать резюме.

Из 15 работодателей, что удосужились ознакомиться с резюме, три компании прислали отказ. Одна из вакансий, в какой мне было отказано, по моей систематизации относилась к «первоклассным»: увлекательная работа за очень увлекательную заработную плату — было жалко, что я не получила приглашения, но этот работодатель мог для себя позволить «привередничать». Мотивы второго отказа мне были неясны: в моём резюме содержалось всё, что было необходимо работодателю — возможно, я не подходила под требования, что предполагались, но о которых наниматель предпочёл умолчать, пишет Карьерист.ру.

Больше всего меня поразил 3-ий отказ: извещение о решении работодателя не приглашать меня на собеседование я получила в три часа ночи. Но соль в другом: моё резюме даже не просмотрели! Вот так, не смотря, ночкой моё резюме выслали в урну… Может, кнопкой ошиблись впотьмах? :)

В месяц поиска работы счёт по количеству отказов и приглашений сравнялся: меня позвали на три собеседования. Статистика, нужно сказать, странноватая. С одной стороны, каждый 5-ый ознакомившийся с моим резюме работодателей выразил готовность повстречаться. С другой — в 90% случаев я не получила оборотной связи, а половина из «безответных» резюме были просто не просмотрены.

Собеседование: грани неразумного

Из трёх встреч с работодателями, на которые я была приглашена, только одна прошла по всем законам жанра и оставила о для себя приятное воспоминание. 2-ое собеседование работодатель провёл хорошо, но непрофессионально: HR-менеджер не обладал информацией о вакансии, а связаться с компетентным лицом до интервью способности не было. Будь это реальное трудоустройство, было бы довольно подготовительной телефонной беседы, чтоб осознать, что мне неинтересна данная вакансия: не пришлось бы растрачивать время на встречу.

Третье собеседование можно тоже было бы считать попусту потраченным временем, не будь это журналистское расследование.

Итак, я была приглашена на интервью в одно, нужно отметить, солидное издательство, запускающее новый портал для молодёжи. Мой опыт работы отлично подходил для этой вакансии, так что особо даже не пришлось придумывать.

Приехала на собеседование я, как и полагается, заранее. Но на проходной, обещанного на моё имя пропуска не оказалось. Пришлось поначалу выстоять очередь, чтоб его заказать, а потом, чтоб получить. Когда я добралась до подходящего кабинета, выяснилось, что человек, с которым у нас назначена встреча, отъехал по служебной надобности, и мне придётся подождать или перенести встречу. Я избрала «ждать». Милая дама по имени Дарья разлюбезно предложила мне чай с печеньем, и я не стала отрешаться: вести расследование с печеньем существенно приятнее.

Прошёл час. Чай был выпит, а предел терпения исчерпан, и если б не редакционное задание… Ещё минут через 30 появился юноша, извинился за запоздание. «Ничего, понимаю», — произнесла я вслух. То, что я произнесла про себя — публикации не подлежит.

— Ну, у вас резюме есть? — поинтересовался юноша.
— У вас есть… в смысле, я высылала, — удивилась я.

Запоздание я ещё как-то могла разъяснить, но возникновение на встрече с соискателем без резюме не укладывалось в голове. Означает, человек понятия не имел, с кем встречается, и я очень колебалась, что он уточнил у секретаря моё имя. Нужно представиться — мелькнула идея, но я здесь же решила дать собеседнику шанс проявить инициативу. К тому же мне стало катастрофически любопытно, как он собирается выйти из этой, как я считала, неудобной для него ситуации. Но он выходить не собирался, и, возможно, даже не испытывал конфуза.

Итак, опоздав на полтора часа, не имея при для себя (если вообщем читал) резюме, не представившись, не поинтересовавшись именованием визави, юноша продолжил «собеседование»:

— Ну, поведайте чего-нибудть о для себя.

Многозначительность фразы давала мне полную свободу: я могла поведать о собственной первой любви, о последней прочитанной книжке… Но я не пользовалась предоставленной свободой слова и ограничилась фактами собственной проф биографии.

— У вас вопросы ко мне есть? — полюбопытничал интервьюер, добавив, что я у него «третья» (разумеется, имелось в виду, 3-ий кандидат на данную вакансию).

— У меня сильно много вопросов, но, полагаю, их будет целесообразнее задать на нашей последующей встрече, если она состоится, — ответила я, надеясь, что это была наша 1-ая и последняя встреча.

На том и разошлись. Меня длительно не покидало чувство, что я общалась не с тем, с кем должна была. Но мои сомнения не подтвердились: мой интервьюер и человек, который прислал приглашение на встречу — одно и тоже лицо: Константин Середа. Не знаю, уточнил ли Константин моё имя, но это уже и не принципиально: я та — что была «третьей».

Это было самое ужасное собеседование в моей жизни, но я была довольна: неплохой материал для статьи!

А вам, почетаемые карьеристы, «посчастливилось» побывать на схожих собеседованиях?

Ответить

Фотогалерея

Вход | Distributed by Freedom