Письмо Деду

Письмо Деду

Нельзя жить как ребенок, который ждет не дождется Рождества с подарками под елкой. Всю свою жизнь я просыпаюсь и говорю себе: «Я жду не дождусь именно этого дня».
Рэй Брэдбери

А помнишь?..

Здравствуй, Дед!

Вот и прошел еще один год. Почему-то именно зимой я вспоминаю о тебе чаще. Нужно отчитаться за целый год и успеть загадать на будущий. Чтобы найти Подарок под елкой. Чтобы исполнились желания. Ты ведь помнишь наш ритуал? За несколько дней до Нового года мы выходили в морозную ночь, и ты говорил нам про звезды. Созвездие Лебедь, Скорпион, Южный Крест… Ты умел читать звездное небо, как любимую книгу. Словно указкой, водил по ночному небу фонариком, а мы, твои внуки, смотрели, раскрыв рты. Да разве было что-то, что ты не знал или не умел?! Именно ты научил меня всему самому важному в жизни. Что нужно делать, чтобы без стыда смотреть на свое отражение в зеркале и не краснеть за прошлое. Научил жить, любить, прощать и не забывать предательство. Ты избавил меня от резкости в принятии решений, от осуждения людей и их поступков, от вкуса безысходности и отчаяния, вдруг откуда-то появившихся в моей взрослой жизни.

Помнишь, как ты говорил мне, влюбленной десятикласснице, великую мудрость: «Влюбленность – это как дождь! Минута, две, может быть, месяц, может быть, даже год. Любовь – это маленькая птичка. Слишком сожмешь – умрет. Слишком сильно освободишь – улетит. Кого любишь – отпусти. Если вернется, значит, твой. Если нет – все равно когда-нибудь уйдет». А потом добавил: «Только помни – лучше прожить год тигром, чем сто лет овцой». Знаешь, теперь я тоже так думаю.

Дед, помнишь, как ты познакомился с моим тогда еще будущим мужем? Ты долго присматривался к нему, незаметно разглядывал со стороны: «Смотри-ка, у него тоже крупный нос, как у меня. И высокий лоб. И он так внимателен к тебе. Он мудрый, хоть и молодой. И надежный». Ты мало с ним разговаривал, все больше слушал. Но чаще вы просто сидели молча рядом, рассматривая что-то, иногда переглядываясь, как сообщники. Словно договариваясь о чем-то. Ты очень быстро его раскусил: «Ну вот, Бог послал мне заместителя. Теперь и умирать можно спокойно».

Потерять и вновь обрести

Дед, обладая потрясающей фантазией, в особо нежные моменты ты называл меня, любимую внучку, Яблочной Козочкой. Тогда я просто откликалась, не задумываясь, переставала шалить и, спускаясь с чердака, неслась к тебе. Теперь я улыбаюсь, вспоминая, и ломаю голову – почему?! Я вроде не белая, кудрявая и мохнатая, и к козам… как бы это сказать… почти равнодушна, копытцев нет, да и рожек тоже, хожу на двух ногах, все в порядке. Но, когда нежность и любовь перехлестывает, я называю свою дочь именно Яблочной Козочкой.

Ты всегда был терпелив ко мне. И всегда оправдывал мои самые безумные детские поступки. А помнишь, Дед, как я расстроила тебя однажды? Ты в сердцах сказал: «Ну вот брат, он еще не понимает, что творит! Но ты же уже взрослая! Как ты смогла? Устал я от вас! Все! Пойду, повешусь!». Мы с братом тогда долго веселились, предлагая тебе для этого разные подручные средства – дети бывают очень жестоки, прости, Дед. Зато через час я уже носилась по дому с диким ревом, потому что не могла тебя найти. Потому что в твоей мастерской не увидела моток толстой веревки, что висел всегда на видном месте загогулиной. Потому что даже бабушка, взволнованная моими рыданиями, не смогла тебя найти.

И я неслась, заливаясь слезами, по улице, собирая соседей, прохожих и проезжающих. Я звала тебя, словно надеясь на что-то, просила прощенья, предлагая кому-то на небе разные варианты обмена. Лишь бы случилось чудо, и ты оказался рядом. И тут я увидела тебя. Ты шел с полной авоськой вкусностей из магазина. Увидев толпу во главе с рыдающей внучкой, ты бросил все на землю и рванулся ко мне. Потом мы просто сидели на земле, крепко обнявшись. Еще долго я помнила это свое состояние потери, ощущая его даже кончиками пальцев, и долго не могла прийти в себя, чтобы заняться своими нехитрыми детскими делами…

Каждый Новый год я приезжала или прилетала к тебе. Чтобы повеселиться, поговорить, помечтать, поздравить и загадать желание. Сначала с родителями, потом одна. Потом с мужем и дочерью. Так было и в последний раз. Крепкий чай с молоком, земляничное варенье, твоя усталая улыбка. Бабушка суетится – внуки приехали. Твой голос, такой спокойный, и чуть заметное дрожание губ. И не понять мне было, что уже тогда ты пребывал между двумя источниками паники.

Я терлась о твою щеку холодным носом, не видя, не чувствуя, что скоро уже не смогу так просто прикоснуться к тебе. Я вдыхала твой запах, пытаясь запомнить его. Я слушала твое дыхание и не слышала его.

Мой муж похож на тебя, Дед. Он все делает так же обстоятельно и в срок. Он тоже надежный, внимательный, любящий. Он нежный муж и заботливый отец. Пожалуй, он будет славным дедом! И почему-то чай он заваривает так же, как и ты, совершенно по-простому, ну совершенно ненормально вкусный чай!

Дед, ты научил меня верить, что желания исполняются. Особенно под Новый год! Научил просыпаться на рассвете с окрыленным сердцем и благодарить Бога за еще один день, прожитый в любви. Научил возвращаться домой с радостью и засыпать с молитвой в душе.

Ничего не уходит из сердца навсегда! Там, внутри, обязательно остается частичка дорогих для тебя людей. Навечно. Дед, ты всегда со мной. Такой большой и добрый, от которого пахнет елкой, крепким чаем с молоком и земляничным вареньем. И бабушка. Такая маленькая, смешливая, такая спорая и понимающая. Когда приходило время расставаться с вами, сердце сжималось внутри и хотелось плакать.
И когда мне грустно, я вспоминаю, как ты прижимал мою голову к груди сильной рукой, ласково гладил по волосам, называл так, как звали меня только в детстве, и слегка ворчливо говорил: «Тяжело тебе, Козочка моя? Ну, ничего, поплачь, поплачь», – и целовал тихо в макушку.

Но сегодня я уже не могу к тебе прибежать, как в детстве. И завтра. Всего лишь по одной причине: тебя уже нет здесь. Поэтому, когда мне грустно или страшно, я тихо утыкаюсь в теплые руки мужа: он все понимает, прижимая меня к груди. Теперь его добрые сильные руки гладят мне волосы, теперь он мне шепчет на ушко: «Ты самая любимая моя малышка на земле. Никогда ничего не бойся, ведь ты со мной», – и тихо целует мою макушку.

Дед, я поздравляю тебя с Новым годом! Я уже пишу тебе письмо о том, что я сделала в этом году и в конце, как всегда, загадываю желание. Я знаю, оно исполнится. У тебя хороший заместитель.

Ответить

Фотогалерея

Вход | Distributed by Freedom